1 458

Джером (Камерон Монахэн) в очередной раз вызвал хаос в Готэме и теперь возвращается в тень, так как Суд Сов готовится взять на себя роль центрального злодея для второй половины 3 сезона.
Однако, прежде чем Джером исчезнет из вида, он вызовет кое-какие отрицательные последствия, которые станут постоянными во Вселенной Готэма. Психопат убийца вернулся к жизни благодаря технологиям реанимационного процесса Хьюго Стренджа и вновь нацелился на молодого Брюса Уэйна (Дэвид Мазус). Схватка лицом к лицу приводит к переломному моменту, в котором Брюс физически одержал верх и имел идеальную возможность убить Джерома, но в конечном итоге решил не переходить эту грань. Эта перепалка будет продолжаться, чтобы вдохновить Брюса установить основополагающий принцип Бэтмена – никаких убийств, и закрепит Джерома в статусе легендарного злодея в Готэме.

TVGuide.com задал несколько вопросов Камерону Монахаэну о роли вернувшегося из мертвых Джерома, о становлении Бэтмена и что он хотел бы видеть в будущем, учитывая, что сейчас никто не должен оставаться мертвым во Вселенной Готэма.

Как изменился Джером, после того как был воскрешен из мертвых?

– Он видел смерть. Он видел другую сторону и это изменило его к худшему. Мы хотели, чтобы он вернулся еще более безумным, чем он был прежде, и немного более зрелым в своей идеологии того, чего он хочет. Он хочет, чтобы реальность отражала его собственный внутренний хаос, насилие и беспорядки. Мы хотели, чтобы он чувствовал себя крутым парнем, который был способен делать насилие, как шоумен и жестокой настолько, чтобы он смог бы это провернуть.

Как бы Вы описали наследие, которое Джером хочет оставить для своих последователей?

– Джером видит себя мессией. Он получил этот его культ, и он действительно видит себя как человека, который освобождает жителей Готэма. Он считает, что хаос – это свобода, все потому, что он думает, что единственный логический ответ на все ужасное в мире – это поддаваться нигилизму… ничего из этого не имеет никакого смысла для него. Ничего святого. Ничто не заслуживает спасения. Он больше не чувствует себя человеком. Он ощущает себя кем-то совершенно чудовищным. Его новый внешний вид  – это своего рода отражение внутреннего монстра. Он ужасный парень. Он действительно ужасный человек.

Это было действительно здорово, как ему удалили лицо и как он его вернул. Почему это было важной частью его воскресшения?

– Его лицо было удалено, потому что каждый человек имеет эту тьму внутри себя. Каждый может носить это лицо, если они хочет. Кроме того, он не соответствует действительности и его философия в конечном счете не реальна. Это не реальность, потому что мы не можем охватить нигилизм. Мы не можем охватить хаос. Он лжепророк. Он не показывает реальность. Он не показывает правду и свою истину,  даже его лицо – ложно. Это один из способов как можно интерпретировать это, но я думаю, что каждый вкладывает свой смысл, и я не думаю, что обязательно должно быть одно толкование. Я не даю полный ответ, потому что хочу, чтобы люди вложили свой смысл в это.

Джером и Брюс столкнулись в бою в 14 эпизоде и в конце Джером, кажется, будет одержим тем, чтобы убить Брюса. Мы увидим, почему это важный момент для Брюса позже, но что это значит для Джерома?

– Джером и Брюс находят удовольствие в этом искривленном отражения друг друга. Во многом они схожи и во многом они совершенно противоположны. Они оба родились в трагических обстоятельствах. Брюс потерял своих родителей, Джером убил своих родителей. Это разные вещи, но они оба родились в ужасных условиях для детей, и ужасные вещи случаются с ними. Когда это произошло с Джеромом, он приобрел идеологию, которая не имеет какой-либо смысл. Это вообще беспредел и это все ужасно, и он приобрел отвращение к подвигу или чему-то, что могло бы быть воспринято в качестве добра. Он не верит, что добро может существовать. Брюс пошел другим путем и решил, что мы должны стремиться быть хорошими.

Джером видит трагедию Брюса. Он видит эту доброту, что исходит от трагедии, и он ненавидит это. Он презирает ее. Вся его цель – показать Брюсу свет. Джером хочет показать ему, что он считает реальностью. Между Джеромом и Брюсом не только физическое противостояние, но и столкновение идеологий. У них разные аргументы в том, что значит быть человеком и жить в мире. Джером напоминает Брюсу о том, что хочет убить его, и пытается заставить его принять тьму и отбросить мораль, которую он в себе несет. Он хочет, чтобы Брюс стал таким же абсолютным злом и тьмой, каким стал Джером.

Хоть это и не было задачей Джерома, но он невольно становится основой для зарождения в Брюсе основополагающего принципа Бэтмена, никогда не убивать. Каково это было для вас участвовать в создании этой версии Бэтмена?

– Это абсолютно невероятно. Я большой поклонник комиксов о Бэтмене. В детстве смотрел их. Чем мне нравится Бэтмен в комиксах в целом, так это тем, что он является отражением читателя. Он созревает с вами. В нем есть вещи для вас, когда вы находитесь в подростковом возрасте,  и есть вещи, когда вы становитесь взрослым. Одна из моих любимых вещей в комиксе, когда я стал старше – идеология и философия этих персонажей.

Как вы думаете, есть что-то еще в истории Джерома, которую следует рассказать?

– Я думаю, что есть еще что рассказать. Но мне не известно. Мне было бы интересно пообщаться со сценаристами и увидеть, как их идеи идут вперед. Мне нравится, как мы были способны развить персонажа и его переход, и физическую трансформацию. Я хотел бы продолжать иметь возможность развивать его и, возможно, даже физически преобразить его еще больше. Я не знаю точно, но у меня есть некоторые идеи. Мы будем наблюдать, к чему это приведет нас.

Вы хотели бы видеть Джерома, полностью преобразованного в Джокера?

– Может быть! У Готэма свой канон. Это своя история, во многом, в то же время она переплетается с историей, которую мы знаем и любим. Ничего не устанавливается на века в этой вселенной. Мы даже не знаем наверняка, есть ли Джокер в этой вселенной и если да, то кто он. Мы не уверены. Есть много разных идей и возможностей. Мы не знаем, если есть Джокер в этой вселенной,  он традиционно выглядит, как мы знаем, и привыкли воспринимать его, или иначе. Я знаю, что изначально это может быть ступенькой для фанатов, потому что мы настолько зациклились в наших идеях и представлениях о том, кто этот персонаж. Это дает нам действительно странную и уникальную возможность с этой историей, чтобы подорвать надежду и не ограничивается тем, что было раньше, но вместо этого воспользоваться этой 76-летней историей и превратить ее в нечто иное.

Да, я хотел бы, чтобы Джером стал Джокером. Конечно, хотел бы. Мне, как актеру, это дало бы большие возможности. В то же время, может быть, они пойдут по другому пути. Я не знаю точно, но я взволнован, чтобы видеть, куда все это приведет, потому что я поклонник всего, что они делают с участием мифологии Джокера в сериале. Это удивительно, и я не могу дождаться, чтобы увидеть, что будет дальше.